Сатэль

Прекрасная пришла

26.02.2015 / ШИК или Шедевры Истории Красоты


«Прекрасная пришла»

 

«Прекрасная пришла» - так переводится имя Нефертити. Как странно. Она проплыла в ладье вечности  тридцать шесть веков, чтобы и сегодня  остаться каноном красоты. Ее лицо с высокими скулами выглядит сегодня остро  современным, космическим, инфернальным.

Она была не только царицей, ее почитали, как богиню. Ее жизнь, как и ее внешность, была полна загадок.


Ее муж, реформатор и революционер, фараон Аменхотеп IV,  вдруг решил отказаться от почитания множества богов: богини-кошки Бастет (покровительницы материнства и плодородия), и шакалоголового Анубиса (проводника в загробный мир), и ибиса Тота (бога мудрости, магии, чародейства), и крокодила Себека, и бегемота Таурт, и жука-скарабея ( Хепри). Нет, конечно, он, как и его отец,  был и продолжал оставаться символом солнца — Амона-Ра (само же  солнце называлось Атон).  Вот солнце-то правитель и пожелал видеть в единственном числе, Главным божеством. Он даже удалился из столицы и основал город, который просуществовал всего четверть века – Ахетатон («Страна света»). Построенный в спешке из сырцового кирпича, он отличался отсутствием колонн в храмах и большими открытыми дворами для жертвоприношений – разве нужны были крыши тем, кто поклонялся Солнцу? Себя Аменхотеп велел отныне именовать Эхнатоном, что означало «Дух Атона».

За столь смелыми изменениями в архитектуре последовали и другие, в искусстве. Впервые мы видим почти репортажную летопись семьи фараона: вот Нефертити сидит на коленях мужа, вот   их шестеро царевен играют подле, вот чета, обнявшись,  стоит у супружеского ложа. И все это освещено солнцем. Эхнатон хотел отойти от привычных канонов и приблизиться к сущности человека. К его радостям в жизни. К изображению прекрасного.

 Лучшее, что было создано в том периоде Амарны ( конец 15 – начало 14 века до н.э.) – это скульптурные портреты Эхнатона и его жены Нефертити, выполненные в рельефе и круглой пластике.

В Берлине хранятся два скульптурных прижизненных портрета красавицы, каждый из которых по-своему совершенен. Портрет Нефертити в высокой короне из раскрашенного известняка  стал своего рода олицетворением современного Египта. Твердые и холодные породы камней сменились мягким пористым известняком. Синий головной убор перевит золотистыми лентами, где переливаются цвета драгоценных камней, сердолика и лазурита. Теплый золотистый цвет кожи еще более оттенен сочными красками высокой короны. В правый глаз вставлен черный горный хрусталь, в левом глазу он отсутствует. Почему? Был ли это художественный прием или что-то иное?

Другой портрет из кристаллического золотистого песчаника остался незавершенным.  Бархатистая поверхность камня придает этому портрету особую мягкость. Утвердившиеся новые идеалы в искусстве вскоре, однако, превращаются в своеобразные каноны. Хрупкая одухотворенность прекрасного лица с четкой лепкой век, высокими, изящными скулами ( сегодня такие назвали бы «кошачьими»), с несколько выдвинутым подбородком  — черты, которые художники стремились запечатлеть как можно правдивей, потому что считалось, что чем точнее портретная схожесть, тем лучше будет жизнь человека в загробном мире, во что египтяне верили истово. Три основных конструктивных части лица – скулы, надбровные дуги и подбородок -  то, на чем основано построение лица  в скульпторе, -  переносятся в другие портреты, порождая определенную манеру.

Изображения той эпохи рассказывают нам, что знатные женщины в Древнем Египте брили голову налысо и носили роскошные  круглые парики, разделенные на три части, две их которых спускались на плечи. Так легче было переносить жару. Зеленой или черной краской покрывали веки, защищая их от солнца, киноварью или хной окрашивали ладони, пальцы, ногти  и ступни. Считалось, что  жизнь на том свете ни в чем не должна была уступать реальной жизни. Поэтому изображения людей были неразрывны с изображениями богатой утвари,  благовоний, красивой одежды, челяди, и прочих деталей быта  - всем тем, что должно было сопровождать людей в загробном мире.

Несомненно, Энхатеп почитал женственность… В лице Нефертити чудесным образом сочетается  женственность и четкость линий. Слегка выдвинутый вперед подбородок, плотно сомкнутые губы и высокие темные брови придают лицу выражение благородства. Гордая голова царицы на тонкой нежной шее поражает совершенством точеных черт прекрасного лица. Гармония его необычайна.

 Нильской долины дивный цветок…Ее изображения исчезают на двенадцатый из семнадцати лет правления Эхнатоном. Она попала в опалу и более уже не упоминалась ни в летописи, ни другим образом. Остается только домысливать прекрасный образ царицы в нубийском парике из овчины, в прозрачном хитоне с алым кушаком, ее горделивую поступь через века.